Эвита Перон. Часть вторая.В 1946 году в результате сложных политических интриг, которые во многом были делом рук Эвиты, полковник Хуан Перон вошел хозяином в президентский дворец в Буэнос- Айресе. Незадолго до выборов он женился на Эвите и теперь ее мечта стала явью – она заняла самую верхнюю ступеньку иерархической лестницы. Правда, став первой леди Аргентины и завоевав любовь и поддержку простого народа, она так никогда и не смогла добиться признания в аристократических кругах страны. Но недаром Эвита была дочерью крестьянки: чтобы отомстить зарвавшемуся бомонду, она использовала методы, принятые среди прачек и кухарок. Например, она щедро заплатила торговцу рыбой за то, чтобы он все жаркое аргентинское лето продавал свой скоропортящийся товар прямо под окнами самого известного аристократического клуба столицы. А сама Эвита, каждое утро проносясь на автомобиле по фешенебельным районам Буэнос- Айреса, пронзительно сигналила и с удовольствием представляла, как рафинированные аристократки, ведущие ночной образ жизни, в ужасе вскакивают со своих постелей.
Заботясь об ближних Эвита никогда не забывала о себе, вернее, заботу о себе, любимой, она всегда прикрывала заботой о ближних. На созданный ею так называемый»фонд Эвиты» сутками работали государственные учреждения, через него перекачивались миллионные средства, отмывались астрономические суммы денег. Хотя, нужно отдать должное Эвите Перон, она помогала обездоленным. Правда, эта помощь была больше похожа на саморекламу. Однако если она уж делала подарки, то они были весьма щедрыми. Естественно, народ Эвиту боготворил в прямом смысле этого слова – уже при жизни ее почитали святой[b].
Читать далее

Эвита Перон. Грешная мадонна. Часть первая.Многие из политических деятелей, покинувших арену жизни, надолго становились символами нации, имена же других, подобно изъеденным молью знаменам, извлекали на свет божий только в нужное время, а были и те, о ком забывали сразу после смерти. Но имя Эвита Перон в Аргентине вряд ли когда-нибудь забудут…
Мария Эва Ибаргурен Дуарте де Перон, или, как ее знают во всем мире, Эвита Перон, жена президента Аргентины Хуана Перона, в течение семи лет была символом страны. Для бедняков она была недосягаемым идеалом, живой мадонной, для элиты – врагом номер один, объектом ненависти, презрения и зависти. В великосветских салонах Аргентины ее называли не иначе, как Кобылой, но пока она была жива, никто не смел выражать недовольство властью. Даже мертвая, она внушала страх, а ее похороны, которыми занималась военная разведка, превратились в хорошо разработанную секретную операцию. Последнее пристанище в семейном склепе Дуарте Эва Перон обрела только через двадцать два года после смерти…
Хуана Ибаргурен, прислуга и одновременно любовница женатого землевладельца Хуана Дуарте, 7 мая 1919 года родила четвертого ребенка из пяти – девочку. Дуарте погибший в 1924 году, дочь так и не признал, и она всю жизнь носила клеймо незаконнорожденной. Семья очень бедствовала, девочку даже не допустили к первому причастию, потому что у доньи Хуаны не было денег, чтобы сшить дочке белое платье Когда Эве было двенадцать лет, она опрокинула на лицо кастрюльку с кипящим оливковым маслом. Врач предупредил родных, что лицо девочки будет обезображено келоидными рубцами, но, когда был снят последний бинт, хирург изумился, увидев абсолютно гладкую, сиявшую белизной кожу. Всю свою короткую жизнь Эвита гордилась своим лицом – в Аргентине белизна кожи считается признаком аристократизма.
Читать далее

Bellissima Часть5.Классика жанра: ненависть быстро обернулась своей противоположностью, одним «служебным романом» стало больше. Правда, условия в этом союзе с самого начала ставила Моника. Она отказалась не только выходить замуж, но и переезжать к возлюбленному в Париж, предпочитая Лондон, где ее никто не узнавал на улицах. Уступила она настойчивости Венсана только спустя три года, после того, как он попал в автокатастрофу: «В какой-то момент я решила, что быть вдовой логичнее, чем бывшей любовницей. К тому же черный цвет идет любой женщине больше всех остальных». Моника так шутит, разумеется, но вполне можно предположить, что тревога за любимого человека заставила ее все-таки задуматься о семье, хотя бы формально. Однако после свадьбы новобрачные преспокойно разъехались по разным городам. Обручальные кольца ничего не изменили в их отношениях.
Если где-то в глянцевом журнале или на просторах Интернета вы встретите статью по гостевой брак – будьте уверены, в ней непременно будут имена Моники Белуччи и Венсана Кесселя. Они до сих пор так живут: мотающиеся по миру, иногда встречающиеся на съемочных площадках, иногда просто встречаются, но семейной идиллией в ее привычном понимании там и не пахнет. Такие отношения интересны тем, что регулярно узнаешь о своем браке и партнере что-то новое. Например, что вы развелись, - это Моника и Венсан с удивлением выяснили после премьеры «Необратимости». Общественности, наивно верящей в магию кино, почему-то очень хотелось, что бы этот фильм разрушил жизнь актеров так же, как и их героев. Однако этого не вышло.
Читать далее

Bellissima Часть4.Независимой Монике есть что сказать и о защите прав женщин. Помните ее откровенную фотосессию во время беременности для журнала Vanity Fair?На самом деле Белуччи пошла на это не из желания пиара и не по следам Деми Мур – ей хотелось привлечь внимание общественности к одной актуальной проблеме своей страны. Дело в том, что по итальянскому законодательству, незамужняя женщина не имеет права воспользоваться искусственным оплодотворением для того, чтобы родить ребенка. Это ввыело из себя Монику, которую совершенно не задело строгое католическое воспитание в детстве: «Мусульманский мир запрещает женщине ходить с непокрытой головой, а у нас ей запрещено ждать помощи от науки, и она не станет матерью, если не выполнит таких же формальных – вроде ношения платка – требований социума! И это в современной европейской стране! Когда приняли этот закон, я ждала ребенка. Я была счастлива, и несправедливость по отношению к другим меня возмутила!» Мысль, которую Моника вкладывала в свое позирование обнаженной, под таким углом становится кристально ясной: это демонстрация счастья материнства, которого достойна любая женщина, и лишать этого права – аморально и нечестно.
Читать далее

Категория: Мировые Личности » Кутюрье, Автор: Masha от 11-12-2011, 11:47
Кристианская эпоха. Часть вторая.Он драпировал платья, но они оставались незавершенными: покатой линии плеч нужны женские руки, чтобы остановить свой бег, а переходу от спины к бедрам – талия, чтобы поставить точку. Платьям от Dior требовалось женское тело, чтобы стать целостными образами. Они все с именами – как самые дорогие алмазы, но в то же время их успех был твердо просчитан. Первые подсчеты делал Буссак. Вполне вероятно, что ему понравилось то, что на каждое платье требовалось от 30 до 40 метров ткани. И в это в то время, когда во Франции ограничивали длину юбок и ширину брюк с целью экономии, в Англии царили лимиты на хлопок, лен и вискозу при изготовлении одежды, а США регламентировали длину пиджака, пальто сократили до полупальто, запрещали накладные карманы и манжеты.
Кристиан Диор упрямо твердил: «Мои платья – эфемерные предметы архитектуру, предназначенные для того, чтобы прославлять пропорции женского тела». И мир сдался. Так, после показа диоровских моделей в посольстве Франции, в Великобритании министерство торговли сообщило: «Мы не можем диктовать женщинам длину их юбок».
В отличие от некоторых нынешних модельеров он не любил себя в искусстве или искусство в себе. Он был поклонником искусства вообще: линий и точек, акцентов и оттенков. Благодаря Диору в моде стал царить жесткий порядок: платье подбиралось к случаю, к платью – туфли, к ним – перчатки, ко всему ансамблю – аромат. «Духи – необходимое дополнение личности женщины, это завершающий аккорд для платья», - уверял кутюрье. И когда, к примеру, капля одного из самых популярных ароматов Дома Dior – J*adore – попадает в западню между линией волос и ушком, женщину окутывает тонкий шлейф магнолии, фиалки и розы, придавая облику романтичность.
Читать далее

Категория: Мировые Личности » Кутюрье, Автор: Masha от 9-12-2011, 14:15
Кристианская эпоха. Часть первая.Наряд от Dior меняет женщину. Его платья – как воспоминание о том, каким желаниям женщина уступила, а от каких отказалась. Его главный секрет – в исключительной женственности. В моделях Кристиана Диора ведь никогда не было и тени той андрогинности, которая взойдет на подиумы в 1960-х, они сексуальны, как созревшее вино, неизменно элегантны в самом переменчивом из искусств – искусстве моды. Другими они и быть не могли.
Бытие и сознание. Слава пришла к Кристиану Диору в 42 года, когда его жизненного опыта было достаточно, чтобы отделить чувства от чувствительности и переплавить все это в платья, от которых женские сердца бились чаще. Сохранился репортаж, снятый в Нью-Йорке в конце 1940-х: в паб заходит девушка в наряде от Dior – лиф с глубоким вырезом, затянутая талия, пышая юбка – и взгляды мужчин становятся сладкими. Им, вероятно, тоже хочется обладать – ну, конечно, не платьем, а хотя бы одним часом свидания с девушкой.
Кристиан Диор признавался, что кутюрье он стал по воле случая, а отчасти – по необходимости. В 1930-х годах жизнь заставила его задуматься о будущем: все, чем он занимался до этого, рассыпалось. «Банк? Контора? Жизнь по расписанию? Об этом я даже боялся подумать!» – ужасался Кристиан. Ведь повседневность и Диор – понятия разные. Ему трудно было представить себя в Свободной школе политических наук, куда его определили родители, поэтому он больше времени проводил в музеях и галереях. В 1928-м на деньги отца он вместе с Жаном Бонжаком открывает свою арт-галерею, но смерть матери, банкротство и болезнь отца разрушают идеальный мир Кристиана. От прежней изысканной жизни у него останется невыразимая тоска по элегантности, он будет вырисовывать ее в каждом эскизе и рисунке, пока не поймет, почему одно платье удачное, а другое – нет.
Читать далее

Категория: Мировые Личности » Кутюрье, Автор: Masha от 30-11-2011, 11:56
Генрих Брокар. Часть 3-ая.Чтобы привлечь покупателей в новый магазин, Шарлотта придумала беспроигрышный ход: создать наборы продукции Брокара из десяти пробных образцов с одинаковым ароматом. В пеструю коробочку были уложены маленькие, словно игрушечные, флакончики духов и одеколона, коробочки пудры, тюбики помад, кусочки мыла, ароматные саше, бутылочки с туалетным уксусом и шампунем… Все это восхитительное изобилие стоило всего рубль. С самого утра у дверей магазина собиралась огромная толпа, началось форменное столпотворение, и через два часа полиция вынуждена была прекратить «безобразие» и попросить Брокаров закрыть магазин, пока не восстановится порядок. Однако две тысячи заветных наборов все-таки успели перекочевать в руки счастливчиков.
Читать далее

Bellissima Часть3.Не прошло и года, как изучение права перестало интересовать Монику: она с головой ушла в гламурную «дольче вита», и за ее дальнейшей карьерой следил весь мир. «Жизнь такая странная штука: ты хочешь стать юристом или доктором, а в итоге жизнь сама решает за тебя, кем ты будешь».
Прекрасно понимая, что своей карьерой – во всяком случае ее началом, она обязана лицу и фигуре, Моника никогда не упускала случая на этими своими достоинствами поиздеваться: иногда иронично, иногда – на грани чернейшего юмора. То сыграет немую цыганку-гангстершу в «Добермане» Яна Кунена. То пятисотлетнюю злую волшебницу в «Братьях Гримм» Терри Гиллиама. То дорогую проститутку в «Сколько ты стоишь?» Бертрана Блие.
Читать далее

Категория: Мировые Личности » Кутюрье, Автор: Masha от 10-11-2011, 05:58
Последний из мокасин. Часть перваяСоздатель марки TOD*S коллекционирует глобусы, а его мокасины на 133 шипах занимают почетные места в коллекциях обуви самых знаменитых людей планеты.

Жизнь. «Жизнь? Я смотрю на нее просто, ведь сам я человек спокойный и совсем не экстравагантный», - говорит Диего Делла Валле, глава TOD*S. Он давно принят в клуб миллионеров, а газеты то и дело судачат о его вертолете «Дофин», о его личном самолете «Фалькон-2000», о двух»Феррари» и, конечно же, о его последнем безумстве – доме стоимостью 7 миллионов евро. Несмотря на это, Диего остается открытым человеком, с которым чувствуешь себя так, будто вы знакомы.
Читать далее

Категория: Мировые Личности » Кутюрье, Автор: Masha от 5-11-2011, 16:17
Теперь, когда на карту было поставлено его личное счастье, Брокар решил обойти условия контракта – вместо того, чтобы передать купцу Гику все свои наработки за последние несколько лет абсолютно бесплатно, он предпочел предложить их парижским фирмам за деньги. Он продал Бертрану из Грассе, владельцу тамошной парфюмерной фирмы «Рур Бертран», изобретенную им недавно революционную технологию производства и хранения концентрированных духов. Руководство фирмы отвалило Брокару за изобретение 25 тысяч франков, и он радостно отправился назад в Москву. Папа Равэ поверил в будущие гения парфюмерного дела, и 7 сентября 1862 года состоялась свадьба 26-летнего Генриха и 19-летней Шарлотты.
На вырученные от продажи ноу-хау деньги Генрих открыл мыловаренный заводик. А проще говоря арендовал конюшню у неких Фаворских, в которой с двумя подручными – разгильдяем Алексеем Бурдаковым и «правильным мужиком» Герасимом варил мыло. В центре конюшни стояла печь, на ней томились два чана, где булькало жуткого вида варево. Эта неаппетитная смесь превращалась в аккуратные кусочки мыла, которые Герасим развозил на санях по Москве, пытаясь продать. Несмотря на то, что мыло было дешевле и лучше качеством, чем у других мыловаров, брали его неохотно, вернее, почти не брали. За день Брокар с подручными производил около сотни кусочков мыла, но продать удавалось едва десяток. А ведь он предлагал москвичам новинки – прозрачное глицириновое и кокосовое мыло, самостоятельно разработав технологию обработки кокосовых орехов. Выяснилось, что быть гением в парфюмерном деле мало – изобретение еще нужно было уметь продать.
Читать далее



Тебе бы хотелось изменить:
Мир
Прическу
Статус
Мужу
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Популярные статьи

    © 2010-2011 Copyright, Журнал "Спящая красавица"
    All rights reserved